Poesia del Rinascimento

Литература и культура эпохи Возрождения

Сонеты Виттории Колонна (пер. В.Ржевская)


Источник: http://valya-15.livejournal.com/646491.html

 

Так как примерно год назад я выкладывала стихи Микеланджело, которые пыталась переводить, в этом году приходит очередь стихов его любимой женщины…ладно, его дорогого друга-женщины Виттории Колонна, маркизы ди Пескара. Эти сонеты, однако, посвящаются не Микеланджело, а покойному мужу Виттории, военачальнику Фернандо (или Ферранте) д’Авалосу. Как можно ожидать, стихи печальны и исполнены высокого религиозного чувства.

 

Переводы вольные, иногда очень, некоторые вольности особо отмечены. Переводчица хотела, чтобы у нее получились «вообще» стихи тоскующей жены о ее покойном муже, которым она восхищается как великим воином. («Великий воин» можно понимать и метафорически). Поэтому точнее было бы сказать, что стихи «по мотивам».
Так как Мастер Микеланджело у меня разговаривал по-украински, Виттория будет разговаривать по-русски – для симметрии.

 

(Друзья, я знаю, что вы делаете или можете делать это лучше. Пожалуйста, имейте снисхождение к дилетантизму и энтузиазму).

Источник текста: cтаринное издание.

Из цикла Rime varie
I.
Scrivo sol per sfogar l’interna doglia,
Di che si pasce il cor, ch’altro nom vole,
E non per giunger lume al mio bel sole,
Che lasciò in terra sì onorata spoglia.

Giusta cagione a lamentar m’invoglia;
Ch’io scemi la sua Gloria assai mi dole;
Per altra penna e più saggie parole
Verrà chi a morte il suo gran nome toglia.

La pura fé, l’ardor. l’intensa pena
Mi scusi appo ciascun, grave cotanto
Che né ragion né tempo mai l’affrena.

Amaro lagrimar, non dolce canto,
Foschi sospiri, e non voce serena,
Di stil no, ma di duol mi danno il vanto.

Сонет I.

Пишу, чтоб говорить тоска могла:
Она мне – хлеб, и брезгую сластями.
Мое я Солнце не дарю лучами,
Великий дар Земле – его дела.

Еще причину горевать нашла:
Его не стою с жалкими стихами.
Прославят лучшими его строками,
Чтоб Смерть от славы прочь ни с чем ушла.

Его люблю, и верю, и болею
Утратой – горем лишь одним сильна я.
Ни разум мне, ни время – не леченье.

Мой голос – плач, скорбит, не услаждая,
Вздох сумрачный, не радостное пенье.
Возьму я не изяществом – страданьем.

Перевод 5 – 6. 01. 2015

Одна из вольностей перевода: la spoglia – это буквально не «дела», а «оболочка», «cмертное тело», еще одно значение – «трофей». Умерший муж оставил земле благородные останки, окруженные славой.

II.

Per cagion d’un profondo alto pensiero
Scorgo il mio vago oggetto ognor presente;
E vivo e bello sì riede alla mente,
Che gli occhi il vider già quasi men vero.

Per seguir poi quel divin raggio altero,
Ch’ è la sua scrota, il mio spirito ardente
Aprendo l’ali al ciel vola sovente,
D’ogni cura mortal scarco e leggiero:

Ove del suo gioir parte contemplo,
Ché mi par d’ascoltar l’alte parole
Giunger concento all’armonia celeste.

Or se colui, che qui non ebbe esemplo,
Nel mio pensier di lungi avanza il sole,
Che fia, vederlo fuor d’umana veste?

Сонет II.

От долгих мыслей, долгого стремленья
Со мной любимый образ мой всечасно:
Его мой разум видит живо, ясно,
Спасая там, где не поможет зренье.

Божественное с ним делить свеченье,
К нему быть ближе дух мой рвется властно, –
Откроет крылья, ринет в небо страстно,
Отринув тяжесть и к земле влеченье.

Так, радости причастна совершенной,
Я, мнится, слышу речь, что помогает
Гармонии небес мне приобщиться.

Иль, может, сжалившись, тот несравненный
В печаль мою свет дальний посылает,
Чтоб, пусть не во плоти, но мне явиться?

Перевод 01. 02. 2015

IV.

S’alla mia bella fiamma ardente speme
Fu sempre dolce nodrimento ed esca,
Ond’ è che quella spenta l’ardor cresca,
E in mezzo’l foco l’alma afflitta treme?

Fugge il piacere e la speranza insieme,
Come dunque la piaga si rinfresca?
Chi mi lusinga, o qual cibo m’inesca,
Se morte ha tolto I frutti, I fiori e’l seme?

Quel foco forse che’l mio petto accende,
Da così pura face tolse amore,
Che l’immortal principio eterno il rende.

Vive in sè stesso il mio divino ardore:
Nè il nutrir manca, che dall’alma prende
Il cibo ch’è ben degno al suo valore.

Сонет IV.

Я свой огонь надеждою усладной
Всегда и разжигала, и питала,
Но вырос жар, – зачем ее не стало? –
Горю печалью несмягчимой, жадной.

Что сделать мне, – не ждущей, безотрадной, –
Чтоб воспаляться язва перестала?
Какое насыщенье мне пристало,
Коль сад обобран смертью беспощадной?

Но, может, муку, что меня сжигает,
Мне факел чистый вызвал той любовью,
Что вечный свет навечно посылает.

Страсть чудная жива самой собою:
В душе моей питанье получает,
Ее вполне достойное ценою.

Перевод 02.02.2015

Слово “усладный” не изобретено переводчицей: это старинное русское слово, которое встречается, например, в переводе “Одиссеи” Жуковского и русском переводе “Искендер-наме” Низами, сделанным К. Липскеровым.

V.

Alle vittorie tue, mio lume eterno,
Non diede il tempo o la stagion favore;
La spada, la virtù, l’invitto core
Fur li ministri tuoi la state e’l verno.

Col prudente occhio e col saggio governo
L’altrui forze spezzasti in sì brev’ore,
Che’l modo all’alte imprese accrebbe onore
Non men che l’opre al tuo valore interno.

Non tardaro il tuo corso animi altieri,
O fiumi o monti, e le maggior cittadi,
Per cortesia od ardir rimaser vinte.

Salisti al mondo i più pregiati gradi;
Or godi in ciel d’altri trionfi e veri,
D’altre frondi le tempie ornate e cinte.

Сонет V.

Неугасимый свет мой, ты сражался,
Приязни сил природы не имея.
Твой меч, отвага, честь, в любое время
Служили, как бы ветер не менялся.

Умом, разумным взглядом добивался
В столь краткий срок победного решенья,
Что подвиг был – предмет для удивленья,
И совершившим всякий восторгался.

Ни люди, ни стихии, ни твердыни
Не преградили путь твой беспримерный,
Искусству или доблести сдаваясь.

Земных вершин достиг ты – и, наверно,
Ты высших почестей вкушаешь ныне,
Венком небесной славы украшаясь.

Перевод 27.01.2015.

В первой строфе буквально: твои меч, доблесть и непобедимое сердце были твоими посланниками (слугами) и летом, и зимой.

VI.

Oh che tranquillo mar, oh che chiare onde
Solcava già la mia spalmata barca,
Di ricca e nobil merce adorna e carca,
Con l’aer puro e con l’aure seconde!

Il ciel ch’ora I bei vaghi lumi asconde,
Porgea serena luce e d’ombra scarca:
Ahi quanto ha da temer chi lieto varca!
Ché non sempre al principio il fin risponde.

Ecco l’empia e volubile fortuna
Scoperse poi l’irata iniqua fronte,
Dal cui furor sì gran procella insorge.

Vènti, pioggia, saette insieme aduna,
E fiere intorno a divorarmi pronte;
Ma l’alma ancor la fida stella scorge.

Сонет VI.

Как тихо, ласково, ты, море, было,
Как я в челне богатом отплывала;
Груз ценный и украшенный немало,
С попутным, свежим ветром ты стремило.

И небо, что лучи отрады скрыло,
Без туч, без гроз свет чистый посылало…
Удачи бойся! мирное начало
Не всяк конец пути определило.

Фортуна, нечестивица ты злая,
Изменница, разишь неправым гневом:
Cвирепа буря, ужасы все ближе…

Дожди, ветра, блеск молний ослепляют,
И гады жадные раскрыли зевы…
Но верную звезду в пути я вижу!

Перевод 25.01. 2015

VII.

Chi può troncar quel laccio che m’avvinse,
Se ragion diè lo stame, amor l’avvolse,
Né sdegno il rallentò, né morte il sciolse,
La fede l’annodò, tempo lo strinse?

Chi’l fuoco spegnerà che l’alma cinse,
Che non pur mai di tanto ardor si dolse,
Ma ognor più lieta a grande onor si tolse,
Che né sospir né lagrimar l’estinse?

Il mio bel sol, poi che dalla sua spoglia
Volò lontano, dal beato regno
M’accende ancora e lega e in cotal modo,

Che accampando fortuna, forza e ingegno,
Mai cangeranno in me pensieri o voglia;
Sì m’e soave il foco, e caro il nodo!

Сонет VII.

Петля все туже – кто меня избавит,
Коль ум, любовь – ее все поощряло,
Ни гнев, ни смерть – не в помощь мне нимало,
Cилок сплела мне вера, время ставит?

Иль кто огонь, что душу жжет, ослабит?
Душа не просто столько не страдала,
Но мукой счастлива, как честью, стала, –
Ни вздох, ни плач то пламя не подавит?

Мой свет одежды тленной не имеет –
Взлетел в большую даль, в благое царство,
И я в жару, в неволе потому-то …

Пусть хитрость, мощь, судьба объединятся –
Моих причуд упорных не изменят:
Огонь любезен мне, милы и путы!

Перевод 02.02.2015

IX.

Mentre io qui vissi in voi, lume beato,
E meco voi, vostra mercede, unita
Teneste l’alma, era la nostra vita
Morta in noi stessi e viva nell’amato.

Poiché per l’alto e divin vostro stato
Non son più a tanto ben qua giù gradita,
Non manchi al cor fedel la vostra aita
Contro il mondo ver noi nemico armato.

Sgombri le spesse nebbie d’ogn’intorno
Sì ch’io provi a volar spedite l’ali
Nel già preso da voi destro sentiero.

Vostro onor fia, ch’io chiuda ai piacer frali
Gli occhi in questo mortal fallace giorno,
Per aprirgli nell’altro eterno e vero.

Сонет IX.

Вы были мною, Вами я была;
В любви одной душой мы быть умели,
Своих мы жизней порознь не имели,
Но ту лишь, что в возлюбленном жила.

Вас благодать всевышняя взяла –
Мир низменный без Вас мне дорог еле.
Когда бы Вы мне помощь дать хотели,
Чтоб за двоих врага отбить могла!

Вокруг меня рассейте тень, пошлите
Мне крылья – и взлететь я попытаюсь
На правый путь, что показали Вы же.

Для Вас глаза закрою, отрекаясь
От ложного и суетных событий.
Открыв их, настоящее увижу.

Перевод 03.02. 2015

X.

A quale strazio la mia vita adduce
Amor, che oscuro il chiaro sol mi rende,
E nel mio petto al suo apparire accende
Maggior disio della mia vaga luce!

Tutto il bel che natura a noi produce,
Che tanto aggrada a chi men vede e intende,
Più di pace mi toglie e sì m’offende,
Ch’a’più caldi sospir mi riconduce.

Se verde prato e se fior vari miro,
Priva d’ogni speranza trema l’alma:
Ché rinverde il pensier del suo bel frutto

Che morte svelse. A lui la grave salma
Tolse un dolce e brevissimo sospiro,
E a me lasciò l’amaro eterno lutto.

Сонет X.

В какое же глумленье превращаешь
Ты жизнь, любовь! Светло – приходишь тьмою,
В груди моей с острейшею тоскою
К любимому желанье зажигаешь!

Дары, что от природы получаешь,
Тем в радость, не балован кто судьбою;
А мне – в печаль; ведь ты, играв со мною,
Меня к горчайшим вздохам возвращаешь.

Как вижу изобилье, цвет ярчайший,
Так знаю вновь отчаянья терзанье:
И мне когда-то чудный плод достался,

Что смерть отобрала. Его дыханья
Был миг лишь, благородный и кратчайший,
А мне плащ скорби навсегда остался.

Перевод 04. 02. 2015

XI.

Mentre scaldò’l mio sol questo emispero,
Qual occhio fu da troppa luce offeso,
E qual da invidia tinto, onde conteso
A lor fu sempre il puro raggio intero.

Or c’ha lasciato il mondo freddo e nero,
D’onesta voglia ogn’altro spirto acceso
L’adora, e molti han con lor danno inteso,
Che’l proprio error non li scoperse il vero.

La morte fama al suo valore aggiunge,
E il tempo avaro che i bei nomi asconde,
Quella dal suo velen serba e prescrive.

L’opre chiare d’altrui non ben seconde
Seguon le sue, né mai fia chi l’arrive:
Tanto volò dal veder nostro lunge!

Сонет XI.

Как тем, кто солнце мне, мир озарялся,
Иных его сиянье оскорбляло,
Иным и зависть зренье затемняла, –
Но всем равно свет ясный доставался.

Ушел – мир мрачен, холоден остался.
Чтить благородному его пристало,
Завистнику ж раскаянье настало:
По своему незнанью ошибался.

И в смерти – славен больше, независим
От времени, чья алчность избегает
Ему вредить, хоть приберет другого;

Герой его деяньям подражает,
Но нового не явится такого:
Он скрылся – как же много мы не видим!

Перевод 04. 02. 2015

XIII.

Gli alti trofei, le gloriose imprese,
Le ricche prede, i trionfali onori
E le corone di sacrati allori,
Tenner le voglie già di laude accese.

Poiché l’eterno sol ne fe palese
Altra vita immortal, di santi ardori
S’inflammar l’alme, e ne’più saggi cori
Le vere glorie fur più certo intese.

E il mio bel lume in un soggetto solo
D’eterna fiamma ornò la bella spoglia,
E di foco divino accese l’alma.

Con opre conte all’uno e all’altro polo
Qui fra noi contentò l’altera voglia;
Or gode in ciel la più onorata palma.

Сонет XIII

Сокровища, что подвиги давали,
Триумфа пышность, честь его добиться,
Священным лавром на челе гордиться
Cтремленье к похвалам легко вселяли.

Но небеса нам знание послали:
Есть выше слава – должно к ней стремиться,
Гореньем истины воспламениться;
Мудрейшие сердца его признали.

А мой любимый свет в одном созданье
Мог красоту святым огнем дополнить
И поселить в душе благую правду.

Сумел, повсюду обретя признанье,
Меж нас дерзанье лучшее исполнить,
За это – в небе лучшая награда.

Перевод 05.02.2015

XIV.

Mentre un pensier dall’altre cure sciolto
Con l’alma del comun danno si lagna,
Sì largo pianto il triste sen mi bagna,
Che forma un fonte il vivo umor raccolto.

Ove, come in un specchio, il suo bel volto
Rimiro, onde le lagrime ristagna
Quel piacer, che dall’altro mi scompagna:
Ma né questi né quel m’appaga molto.

La grata vista il lagrimar affrena,
E rimangon sì caldi i miei sospiri,
Ch’ascugan del già scorso pianto l’onde.

Se ciò non fusse, per la dolce vena
Delle lagrime mie, gli alti desiri
Avrian le stelle avverse qui seconde.

Сонет XIV.

Мечта, других забот не признавая,
С душою вместе плачет о потере;
Их общих слез на грудь мне все сильнее
Идет поток, сок жизни изливая.

Смотрю, как в зеркало, в нем узнавая
Любимый образ… Стану веселее –
Мне вид его всех радостей милее,
Но все ж замена непрочна такая.

Его увижу – и не будет плача,
Поток все реже и пройдет, как не был,
Глаза вздох жаркий сделает сухими…

Без утешенья было бы иначе:
Слез нежность умолила бы и небо,
Чтоб злые звезды сделало благими!

Перевод 06. 02. 2015

XV.

Cara union, che in sì mirabil modo
Fosti ordinata dal Signor del Cielo,
Che lo spirto divino e l’uman velo
Legò con dolce ed amoroso nodo;

Io (benché lui di sì bell’opra lodo)
Pur cerco, e ad altri il mio pensier non celo,
Sciorre il tuo laccio; né più a caldo o gelo
Sebrarti, poi che qui di te non godo:

Ché l’alma, chiusa in questo carcer rio,
Come nemico l’odia: onde smarrita
Né vive qui, né vola ove desia.

Quando sarà col suo gran sole unita,
Felice giorno! allor contenta fia;
Ché sol nel viver suo conobbe vita.

Сонет XV.

Я б лучшего союза не желала!
Создатель сам устроил это дело;
Благословив как душу, так и тело,
Влекла нас нежность, и любовь связала.

Но, хоть хвалить его и не устала,
Скажу: освободиться бы хотела.
И в здравье, и в болезни я б сумела
Тебя хранить – утраты боль настала.

Душа не рада жизни, но томится,
И во плоти, что узница, страдает:
Здесь тошно, а взлетела б – не пробиться, –

И с солнцем лишь своим она желает –
То будет счастье! – вновь соединиться:
Ведь жизнь, живя в любимом только, знает.

Перевод 06.02.2015.

 

Реклама

Single Post Navigation

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: