Poesia del Rinascimento

Литература и культура эпохи Возрождения

Екатерина Сиенская (отрывки), русский перевод

источники:
1-й перевод: Антонио Сикари. Портреты Святых.
Италия, «Russia Cristiana», 1991. Т. II, с. 5-21. (идет с нумерацией писем)
2-й перевод: Подвижники: Избранные жизнеописания и труды: Кн. 1: Краткие описания подвижнической жизни великих тружеников духа: св. Антония Великого, св. Франциска Ассизского, св. Екатерины Сиенской и др. Изд. 2-е, перераб., доп. Cамара, 1998

____________________________________

история Николо ди Тульдо, приговоренного к смерти по обвинению в оскорблении одного из сиенских сенаторов и политического строя, которому Екатерина «помогла умереть, как ребенку помогают родиться». Возмущенный несправедливостью и жестокостью приговора, юноша не хотел готовиться к казни, не принимал духовника и «буйствовал, как лев в клетке»:

2-й перевод:

«Я навестила того, о ком вы знаете, и это доставило ему такую силу и утешение, что он исповедался и привел себя в очень хорошее настроение. И он заставил меня во имя любви Господней обещать ему, что когда настанет время исполнения правосудия, то я буду с ним. Я обещала ему это, и так и сделала. Утром я пошла к нему до того, как раздался колокол, и это его очень утешило. Я повела его к обедне, и он приобщился святому причастию, которому он более никогда уже не приобщался. Воля его была покорна и согласна воле Божией, и в нем осталось только опасение оказаться недостаточно твердым в этом деле. Он просил: «Будь со мной и не покидай меня, тогда мне будет хорошо и я умру довольный». И он держал голову на груди моей. Чувствуя его страх, я говорила ему: «Ободрись, брат мой дорогой, ибо скоро мы пойдем на свадьбу. Ты окунешься в кровь Сына Божия, со сладким именем Иисуса на устах, которое, как я хочу, ты твердо будешь помнить, а я буду ждать тебя на месте правосудия». Тогда он утратил всякий страх, горе на лице его преобразилось в радость; он радовался, ликовал и восклицал: «Откуда мне такая милость, что сокровище души моей хочет ждать меня на святом месте правосудия?!»

Видите, как озарилась душа его, что он назвал святым место правосудия. И он сказал еще: «Я пойду туда радостным и бодрым, и то время, пока я не приду к тому месту, мне покажется как тысяча лет при мысли, что вы меня там будете ждать». Так я и ждала его на месте правосудия».

И, действительно, она ожидала его у места казни на заре того страшного дня. (1-й перевод)

“Итак, я ждала его на лобном месте и, ожидая, непрестанно молилась… Потом он пришел, как кроткий агнец, и, увидев меня, начал смеяться и пожелал, чтобы я перекрестила его. Перекрестив его, я ему сказала: “Ложись! на свадьбу, милый брат мой! ибо скоро ты перейдешь в жизнь вечную”.

Но он сделал движение, исполненное нежности, которое привлекло бы тысячи сердец. И я не удивляюсь тому, ибо он уже вкушал Божественную сладость. Он обернулся, как оборачивается невеста, когда она дошла до порога жениха своего, оборотив взгляд и голову назад, кланяясь тому, кто ее привел, и с поклоном знаками изъявляя свою благодарность… Он лег с величайшей кротостью, а я расправила ему шею и склонилась над ним и напомнила ему о Крови Агнца. Его уста лишь повторяли: “Иисус и Екатерина”.

И с этими словами я приняла голову в свои руки, устремив взор к Божественной благости и говоря: “Я хочу!”.

(2-й перевод)

«И потом он пришел, как кроткий агнец, и, увидав меня, улыбнулся и попросил, чтобы я его перекрестила. Сделав это, я ему сказала: «Ступай же на свадьбу, дорогой брат мой, скоро ты будешь в жизни вечной». Он опустился на колени с большой кротостью, а я обнажила его шею, наклонилась к нему и напомнила ему о крови Агнца. И уста его только произносили слова: «Иисус и Екатерина». Так он закрыл очи свои в Божием милосердии — последнее его слово было: «Я готов», и я приняла голову его в руки мои».

(1-й перевод)

Тогда можно было видеть Бога и Человека, как виден солнечный свет. Когда тело сложили, душа упокоилась в мире и тишине, и запах крови был так силен, что я не могла не омыть его крови, пролившейся на меня. Увы, жалкая я, несчастная! не хочу говорить ничего больше. Я осталась на земле, так сильно завидуя…”.


St Catherine of Siena protects some of the Confraternity of the Night Oratory, on a 16th c coffin panel (one of four, attributed to Benevuto di Giovanni or Sano di Pietro)
____________________________

Письма (отрывки):

(П. 1) Папскому легату:

“Так вот, я хочу, отец мой, легат владыки нашего Папы, чтобы вы исполняли то, что должны, усердно, а не с небрежением…”.

Папе римскому Григорию XI:

(77. 185)

“Я хочу, чтобы вы были таким добрым пастырем, что если бы у вас было сто тысяч жизней, вы были бы готовы отдать их все во славу Божью и ради спасения творений… Мужественно и как человек мужественный следуя за Христом, наместником Которого вы являетесь… Итак, смелее, отче, и отныне долой небрежение!” .

(П. 206)

“Говорю вам от имени Христа…, что в сад святой Церкви вы приносите зловонные цветы, полные нечистоты и алчности и раздутые гордыней, то есть злых пастырей и властителей, которые отравляют и растлевают этот сад… Я говорю вам, отче в Иисусе Христе, чтобы вы быстро пришли, как кроткий агнец. Ответьте на зов Святого Духа, к вам обращенный. Я говорю вам…, приходите, приходите и не ждите времени, потому что время не ждет вас” .

(П. 255)

“Увы, увы, дражайший батюшка мой, простите то, что я в дерзости своей сказала вам и говорю: драгоценная изначальная Истина заставляет меня говорить это… Если бы я была на вашем месте, я бы боялась, как бы Божественный гнев не обрушился на меня…”

(П. 231)

“Мне кажется, что решения добрых людей должны быть продиктованы только стремлением прославить Бога, спасать души и реформировать Святую Церковь, а не их себялюбием…, ибо они стремятся к тому, что любят”

2-1 перевод,  письма без нумерации:

«Так милосердия вашего, отец мой, испрашиваю у вас для них.  Не взирайте на невежество и высокомерие ваших сынов, но приманкой любви вашей и доброты возвратите мир несчастным сынам вашим, вас оскорбившим».

«Пожалуй, однако, отец святой, вы можете сказать: «По совести своей я обязан сохранять и возвращать имущество св. церкви!» Увы, я охотно признаю, что это правда, но мне кажется, что лучше охранять надо то, что дороже. А сокровище церкви — это кровь Христа, ценой которой искуплены души, это сокровище дано не на приобретения светского владычества, а на спасение рода человеческого. Итак, положим, что вы обязаны завоевать власть над городом, которую церковь утратила, но во много раз больше вы обязаны снова завоевать столько душ, составляющих сокровище церкви, и слишком бы она обеднела, если бы утратила их».

«Раскройте, раскройте око души вашей и вы увидите перед вами два бедствия: одно из них — это величие, власть и светское владычество, которое, как вы считаете, вы должны завоевать, другое бедствие — это видеть гибель благодати и повиновения в душах, которым мы обязаны вашему святейшеству. Итак, святой отец, находясь между двух столь великих зол, вы должны избрать меньшее; избрав меньшее, чтобы избавиться от большего, вы уйдете от обоих, и оба обратятся в блага — вы подчините снова себе сынов ваших и исполните долг ваш».

«Оставьте и чуждайтесь забот о светских интересах и устремитесь к духовным».

«О, горе мне, отче! Я умираю с горя и не могу умереть. Придите, придите и не сопротивляйтесь воле Божией, которая вас зовет, голодающая ваша паства ждет, чтобы вы явились занять место вашего предшественника и покровителя апостола Петра. Ибо вы, как викарий Христа, должны пребывать на вашем собственном престоле. Идите же, идите и не откладывайте больше вашего приезда; бодритесь и не бойтесь ничего, ибо Господь будет с вами».

«Раdrе mio dоlсе, вы спрашиваете меня насчет приезда вашего, отвечаю вам и говорю именем Христа, распятого на кресте: придите, как только можете скорее. Если можете, приезжайте раньше сентября, если не можете раньше, то не откладывайте приезда далее сентября. И не глядите ни на какие противоречия окружающих вас лиц, но придите как человек мужественный и безбоязненный. И смотрите, если вам дорога жизнь, не приходите с силой людскою, но приходите с крестом в руках, как кроткий Агнец. Поступивши так, вы исполните волю Божию, а если придете иным способом, вы преступите ее и не исполните. Радуйтесь, отче, и ликуйте, придите, придите».

«Из письма, которое вы мне прислали, я узнала, что кардиналы приводят вам в пример папу Климента, который, когда ему предстояло какое-либо дело, не хотел решать его без совета своих братьев-кардиналов. И хотя бы часто ему казалось, что его собственное мнение полезнее, он тем не менее следовал их совету. О, горе мне, святейший отец! Кардиналы ссылаются вам на Климента, но не приводят вам в пример Урбана V, который в делах сомнительных, когда не знал, что лучше, предпринимать ли какое-либо дело или нет,- спрашивал их совета. В деле же, которое было для него ясно — как для вас ваш переезд, относительно которого у вас нет недоумения,- не держался их совета, а следовал своему собственному мнению, не обращая внимания на то, что все против него. Я думаю, что совесть хороших людей имеет в виду лишь славу Божию, спасение души и исправление св. церкви, а не себялюбие. По моему мнению, следует держаться совета тех, кто обо всем этом печется, отнюдь же не тех, кто любит только свою собственную жизнь, почесть, имущество и удовольствия, ибо совесть людей клонится в ту сторону, куда влечет их сердце».

«Имея в виду, что робкий человек сам подсекает силу святого намерения своего и благого желания, я молилась и буду молить дорогого и милосердного Иисуса Христа, чтобы Он снял с вас всякий робкий страх и вам оставил лишь страх Божий. Да будет в вас такая сила любви, чтобы заглушить голоса воплощенных демонов и отвратить вас от совета дурных советников, основанного на их себялюбии. Насколько я понимаю, они хотят застращать вас, чтобы страхом помешать вашему приезду, говоря вам, что в Риме вас ожидает смерть. Я же говорю вам именем Христа на земле, дражайший и святейший отец, чтобы вы не имели никакого страха перед чем бы то ни было. Приходите с полным спокойствием, уповайте на Христа, дорогого Иисуса, ибо, исполняя то, к чему вы обязаны, вы будете с Господом, и никто не дерзнет быть против вас. Вперед, мужественно, отец! Ведь я вам говорю, что вам нечего бояться. Если вы не сделаете того, что вам следует, тогда вам надо будет иметь страх. Вы обязаны прийти, так приходите же. Приходите мирно, без всякого страха. И если кто-либо из домашних захочет вам помешать, то скажите ему с горячностью, с какой Христос говорил св. Петру, когда тот из участия к Нему хотел удержать Его, чтобы Он не шел на страдание. Христос обернулся к нему со словами: «Отойди от Меня, сатана, ты Мне соблазн, потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое. Разве ты не хочешь, чтобы Я исполнил волю Отца Своего?» Так поступите и вы, дорогой отец, идите по следам Христа как наместника Его, советуясь с самим собой и укрепляясь в своем намерении и говоря им: «Тысячу раз я лишусь жизни, но хочу исполнить волю Отца моего». Впрочем здесь дело вовсе не идет об утрате жизни, напротив, вы обретете там жизнь и средство приобрести навсегда жизнь благодати. Так бодритесь же и не бойтесь, ибо к этому нет повода».

«Когда я, как вы мне приказали, молила за вас нашего дорогого Спасителя, Он выразил Свою волю, чтобы я вам сказала, что вы должны ехать в Рим; я же извинилась, признавая себя недостойной служить вестницей такой тайны, и говорила: «Господь мой, молю Тебя, если такова Твоя воля, чтобы он ехал, то Ты воспламени и усугуби его желание». Дорогой же наш Спаситель в Своей милости на это молвил: «Скажи ему непременно, что это Моя воля, чтобы он ехал и что Я даю ему на это лучшее доказательство: чем более ему будут возражать, противиться в переезде, тем более он станет чувствовать в себе такую твердость, которой никто не в состоянии будет лишить его и которой нет в его характере».

«Дело, которого требует от вас Господь и в чем Его воля, это то, чтобы вы заключили мир со всей Тосканой, с которой вы находитесь в войне, домогаясь от всех ваших нечестивых сынов, возмутившихся против вас, не более того, что можно получить от них без войны, но посредством такого наказания, какое подобает отцу наложить на оскорбившего его сына… Насколько вам дорога жизнь, берегитесь нерадения в этом и не шутите делом св. Духа, которое вам поручено. Если хотите справедливости, то и сами оказывайте ее. И мир вы обретете, если покинете нечестивую, вредную роскошь и наслаждение мира, соблюдая одну только славу Господню и то, что подобает церкви. Вы не бедны, а богаты, держа в руках ключи к небу. Кому вы откроете, тому оно будет открыто, перед кем закроете, для того оно останется закрытым. Если станете пренебрегать вашими обязанностями, вы подвергнетесь взысканию со стороны Господа. На вашем месте я бы опасалась подпасть Божиему правосудию. И потому я умиленно прошу именем Христа на кресте, чтобы вы повиновались воле Божией для того, чтобы не поразила вас эта жестокая кара: «Будь проклят за то, что ты не воспользовался временем и силами, которые Я тебе дал!» Я замолкаю… Простите, простите меня, ибо великая любовь моя к вашему спасению и великая скорбь, когда я вижу то, что противно ему, побуждают меня говорить. Охотно бы я все это сказала вам лично, чтобы вполне облегчить мою совесть. Когда угодно будет вашему святейшеству, чтобы я явилась к вам, я прибуду охотно. Поступайте так, чтобы я не взывала о вас к Христу на кресте. Ни к кому иному не могу взывать, ибо нет могущественнее Его на земле».

«Я не сомневаюсь, что по заключении этого мира будет умиротворена вся Италия, все ее города между собою. О, как будет счастлива душа моя, когда я увижу всех соединенными друг с другом узами любви, благодаря святости и милости вашей. Только силой любви устраняется война, которую поднимает человек, возмущаясь против Господа и подчиняясь власти демона… Этим только способом, как я вижу, святейший отец, вы победите войну и власть, которую захватил демон в сердцах ваших сынов. Ибо демон не изгоняется с помощью демона, но только силою смирения и кротости вашей вы его изгоните. Только любовью и желанием славы Божией и спасения души вы усмирите войну и вражду в их сердцах и возложите горящие угли на главу ваших мятежных сынов. Так милосердием и добротой, святой справедливостью и в теплом пламени любви исчезнет вражда в душе их, как вода в горячей печи. Да грядет впереди благоволение, отец мой, ибо вы знаете, что всякое творение, имеющее в себе разум, легче поддается любви и доброте, чем иному чему-либо».

«Если вы хотите завоевать вновь то, что утрачено, то для этого нет другого средства, как противоположное тому, каким оно потеряно, т. е. мир и добродетель. Этим способом вы исполните другое ваше святое желание, как и служителей Божиих, и меня, недостойной, а именно: вы завоюете бедные души неверных, которые не имеют даже доли в крови безвинного Агнца». «Поднимите знамя святого креста, ибо как силой креста мы были освобождены — по слову Павла — так поднятием этого знамени мы будем избавлены от войны, а народ неверный — от своего неверия. Этим способом вы увидите и достигнете исправления пастырей святой церкви».

______________________________________________

Папе Урбану VI

1-й перевод

(П. 370)

“Простите меня, ибо любовь побуждает меня сказать то, чего, может быть, не нужно говорить. Ибо я считаю, что вы должны знать обычаи ваших детей-римлян, которых легче привлечь и привязать нежностью, чем насилием или суровыми словами…”

(П. 346)

В день Рождества она с тонким намеком подарила норовистому понтифику пять апельсинов, наполненных вареньем и изготовленных по старинному сиенскому рецепту: воспользовавшись случаем, она объяснила Папе, что фрукт по природе горький может наполниться сладостью, чтобы его вкус соответствовал его золотистой кожуре:

“Апельсин сам по себе кажется горьким и терпким, но если извлечь из него то, что внутри, и замочить его, то вода отобьет горечь; потом его наполняют вещами приятными, а снаружи покрывают золотом… Так вот, со сладостью, святейший Отец, мы принесем плод без неприятной горечи”.

2-й перевод:

1-е письмо к Урбану:

«Святейший и драгоценнейший отец во Христе сладком Иисусе,  я, Екатерина, служительница и раба слуг Иисуса Христа, пишу вам во имя дорогой Его крови — в желании видеть вас просветленным истинной и совершенной любовью, чтобы, как добрый пастырь, вы положили жизнь вашу за овцы ваши. Поистине, святейший отец, лишь тот, кто просветлен любовью, расположен умереть из любви Божией для спасения душ, ибо он лишен себялюбия, любви к самому себе. Ибо тот, кто обретается в себялюбии, не располагает отдать своей жизни и не только жизни, но не может выдержать ни малейшей обузы ради других, ибо постоянно боится за себя, чтобы не утратить телесной жизни и личного удовлетворения. Отсюда все, что он делает, несовершенно и негодно, ибо главное в нем — чувство, в силу которого он действует. И во всяком состоянии он дает мало плодов добродетели, будь он подданный или пастырь. Добрый же пастырь, просветленный истинной любовью, поступает не так: всякое его действие хорошо и совершенно, ибо чувство его причастно совершенству божественной любви. Такой не страшится ни демона, ни творений, но лишь одного Творца, и не принимает в расчет ни клеветы мирской, ни оскорблений, ни пренебрежений, ни обид, ни соблазна, ни ропота своих подчиненных, которые видят в том соблазн и ропщут, когда подвергаются укору со стороны своего пастыря. Однако он, как мужественный человек, облеченный броней любви, не тревожится этим, он не умеряет своего святого пыла и не отвергает от себя жемчужины справедливости, которую носит в своем чистом сердце в соединении с состраданием. Ибо справедливость без сострадания навела бы страх жестокости и была бы, скорее, несправедливостью, чем справедливостью, а сострадание без справедливости было бы подобно мази, которая не излечивает рану, а вызывает в ней нагноение».

письма по поводу великой схизмы:

«Хотя вы покинуты теми, кто должен был стать оплотом вашего престола, не замедляйте шагов, тем усерднее стремитесь вперед в познавании истины, все укрепляясь светом святой веры».

«Воспряньте, святейший отец, без страха идите на бой! В этом бою вам нужно крепкое оружие — божественная любовь».

по поводу победы папы 9 мая:

«Радуюсь, что драгоценнейшая Мать Мария и дорогой Петр, глава апостолов, восстановили вас на месте вашем».  «Вечная истина того желает, чтобы вы сделали из вашего сада оплот служителей Божиих. Вот они-то будут теми воинами, которые доставят вам полную победу и не только над дурными христианами, отторгнутыми членами св. церкви, но и над неверными, над которыми я страстно желаю видеть торжество знамени св. креста. Кажется, уже они сами идут вам навстречу»

«Радуюсь, святейший отец, сердечной радостью, что глаза мои видели исполнение вами воли Божией: я имею в виду ваше смирение, давно уже небывалое, во время крестного хода. О, как это было угодно Господу и как это не понравилось демонам!»

по поводу характера папы:

«Молю вас, святейший отец, о том, чтобы вы, как начали, так и впредь продолжали часто с ними совещаться, с благоразумием привязывая их к себе узами любви. И поэтому я прошу вас, чтобы вы приняли с возможной приветливостью то, что они заявят вам по окончании народного собрания, и указали им то, что по усмотрению вашего святейшества необходимо сделать. Простите меня, любовь заставляет меня говорить то, чего, может быть, и нет надобности говорить. Ибо я знаю, что вам должно быть известно свойство римских сынов ваших, которых можно привлечь и привязать мягкостью более, чем какою-либо иной силой или резкими словами. Известно вам также, как настоятельна для вас и для св. церкви нужда в том, чтобы сохранить этот народ в верности и почтении к вашему святейшеству, ибо здесь столица и источник нашей веры». «Прошу вас смиренно, наблюдайте благоразумно за тем, чтобы всегда обещать только то, что вы сможете исполнить, чтобы из этого не вышли потом вред, стыд и смута».

«Смягчите немного ради любви к распятому Христу эти пылкие порывы, которые вам внушает природа! Святой добродетелью оттолкните природу. Господь дал вам сердце великое по плоти, потому я прошу вас и желаю, чтобы вы устремились исполниться его мощи духовной, ибо без последней ваше природное сердце окажется немощным и приведет разве лишь к движениям гнева и высокомерия».

В одном из своих писем Екатерина вступилась за монаха, который своей «добросовестной правдивостью задел и рассердил папу». «Это его весьма огорчило,- писала Екатерина Урбану,- так как ему казалось, что он оскорбил ваше святейшество. Умоляю вас любовью Христа распятого, выместите на мне всякое огорчение, которое он вам причинил, я готова принять всякое наказание, которое будет угодно вашему святейшеству».

«Я хорошо вижу, что отец, который управляет большим домом, не может сам видеть больше, чем видно одному человеку. Поэтому, если бы его законные сыновья не позаботились наблюдать за честью и выгодой отца, то он часто бывал бы вводим в обман,- и таково ваше положение, св. отец. Вы — отец и господин всемирного тела христианской церкви, мы все находимся под крылом вашего святейшества. По власти вы мощны на все, но видеть вы можете не более всякого другого человека, отсюда необходимо, чтобы сыны ваши видели и соблюдали с искренностью в сердце, без рабского страха все, что клонится к славе Божией, к спасению и чести вашей и паствы, состоящей под вашим посохом. Я знаю, что у вашего святейшества большое желание иметь пособников, которые бы вам помогали, но нужно иметь терпение выслушивать их».

«Потребуйте, чтобы священники постарались управиться с собой и направить себя к святой и доброй жизни; насадите в том саду цветы благовонные, пастырей и правителей, которые были бы истинными служителями Христа, которые не имели бы иной цели, как славу Божию и спасение души, были бы отцами бедных. Увы, какой это великий соблазн видеть, как те, кто должны были бы быть зеркалом добровольной бедности, смиренными агнцами и распределять между бедными достояние св. церкви, проводят жизнь в тысячу раз в больших наслаждениях, в большей роскоши и суете мирской, чем если бы они были мирянами! Сколько мирян служат им к посрамлению, ведя добрую и святую жизнь! Но видно, что верховное и вечное милосердие хочет осуществить посредством силы то, что не творится во имя любви, оно попускает, чтобы имущества и земные блага были отняты у невесты Христовой (церкви), желая этим указать, чтобы св. церковь вернулась к своему первому состоянию, когда она была бедна, смиренна и кротка. Такова она была в то святое время, когда она домогалась лишь славы Божией и спасения душ и имела попечение лишь о делах духовных, а не светских. Ибо с тех пор, как она стала устремлять свой взор более на мирское, чем на духовное, дело стало идти все хуже и хуже. Видите, вот почему Господь допустил в Своем правосудии столько преследований и тревог для церкви. Но ободритесь, отец, и не бойтесь того, что случилось или еще случится, ибо Господь все это делает, чтобы возвратить церкви ее прежнее совершенство для того, чтобы в этом оплоте паслись овцы, а не волки, пожирающие то, что должно было принадлежать Господу. Бодритесь во Христе, ибо я уповаю, что Его помощь и полнота божественной благодати будут с вами, если вы поступите, как сказано. Среди войны вы обретете полный мир, среди гонений — полнейшее согласие; не человеческой силою, но святою добродетелью вы сокрушите видимых демонов в образе нечестивых людей и невидимых, никогда над нами не дремлющих».

Она взывает к папе чтобы он, «как мужественный человек, без всякого страха, себялюбия и пристрастия к родине своей, устранил все, что препятствует возвышению и исправлению св. церкви». «Душа моя жаждет с неизъяснимым пылом, чтобы Господь в силу бесконечной милости Своей отнял у вас всякую земную страсть и расположение и преобразил вас в другого человека, т. е. вселил в вас пылкое и пламенное желание реформации, ибо иным способом вы не в состоянии исполнить волю Божию и желание его служителей. Простите мою смелость и все, что я вам говорила и говорю!- меня вынудила вам высказать драгоценная, первородная истина. Ее именем я говорю, и вот чего, отец мой, она от вас требует: чтобы вы учинили суд над обилием нечестивых дел, творимых теми, кто питается и пасется в саду св. церкви. Не должно животное питаться тем, что служит пищей для людей. В силу того, что Господь вам дал власть и вы ее приняли, вы обязаны применять к делу добродетель и могущество ваше, и, если бы вы не захотели им пользоваться, лучше было бы для вас отречься от того, что вы приняли, больше было бы от этого пользы для славы Божией и для спасения вашей души».

Екатерина заявляла, что дело реформы требует от папы не только готовности пострадать за него, но и энергичной борьбы. Для этой борьбы нужен меч — ненависть к пороку и любовь к добродетели. «Вот этот меч, отец мой, прошу я вас пустить в дело. Пришло для вас теперь время обнажить этот меч, который состоит в том, чтобы ненавидеть порок в вас самих, в пастве вашей и в служителях св. церкви… Итак, отсеките порок».

________________________________________

Правителю Милана Бернабо Висконти

1-й перевод:

(П. 28)

она пишет длинное темпераментное письмо, уча его удерживать прежде всего “владычество над городом в душе своей”: она говорит ему о любви Божьей, о крови Иисуса и о Папе, которому она доверена (”Даже если бы он был дьяволом во плоти, я не должна возносить главу против него…”), угрожает ему вечной погибелью и в заключение пишет: “Любите Христа Распятого и бойтесь Его; укройтесь в ранах Христа Распятого; будьте готовы умереть за Христа Распятого”.

Неаполитанской королеве, ставшей на сторону анти-папы

(П. 317)

“Увы, вас можно оплакивать, как мертвую, мертвую душой и телом, если вы не откажетесь от столь великого заблуждения”.

______________________________________

В поддержку Урбана, некоему верующему

2-й перевод:

«Итак, нам более не нужно дремать, ибо мы приглашены и призваны воспрянуть от сна. Станем ли мы дремать в то время, когда враги наши бодрствуют? Нет, нужда нас зовет и долг нас понуждает, и потому, побуждаемые любовью, мы должны пробудиться.

Случалась ли когда-либо такая нужда, какую мы ныне видим в св. церкви? Мы видим, что сыны, не вскормленные грудью, поднялись против нее и против отца своего, земного Христа, папы Урбана VI, истинного первосвященника, избравши антипапой воплощенного дьявола, как и те, кто ему следует. Сильно должен понуждать нас долг прийти на помощь отцу нашему в этой нужде, ибо он кротко и смиренно требует помощи служителей Божиих, желая иметь их вокруг себя. Мы же должны на это откликнуться, испытанные в пылу любви, и не должны отступать, а идти вперед с искреннею справедливостью, которая никогда не будет осквернена какой-либо людской угодливостью, с мужественным сердцем должны мы вступить на это поле сражения, с истинным сердечным смирением. Итак, откликнитесь на зов великого первосвященника Урбана VI, вас призывающего с великим смирением.

И потому я прошу во имя любви к Иисусу Христу на кресте, чтобы вы немедленно исполнили волю Божию и волю его.

Да выступят наружу служители Божии. Да придут они дать свидетельство и пострадать за истину, ибо настало время для них. Приходите сюда, не откладывая этого, с твердым намерением постоять за славу Божию и пользу св. церкви и за это положить жизнь, если то будет нужно».

Полетским отшельникам

«Вы не должны отказываться по какому бы то ни было поводу, ни ввиду трудов, которых бы вы от этого дела для себя ожидали, ни из-за преследований, поношений и насмешек, которым вы могли бы подвергаться, ни из-за голода, жажды и тысячекратной смерти, если бы таковая была возможна, ни из желания покоя, ни ради вашей утехи, рассуждая: «я желаю мира в душе моей, и здесь я в молитве могу взывать перед лицом Господа», ни даже из любви к Христу на кресте. Ибо теперь не время думать о себе и углубляться в себя для спасения своего; не время избегать тревог ради своего утешения, но наступила пора губить себя, ибо бесконечная милость Божия приспела в великой нужде св. церкви и дала ей пастыря справедливого и доброго, который желает иметь вокруг себя псов, без умолку лающих, желает этого, чтобы не задремать, не надеясь на свое бодрствование и для того, чтобы они его постоянно будили».

«Вам нечего бояться здесь развлечений и великих потех, ведь вы являетесь сюда для трудов и борьбы, а не для утехи — разве для той, которую можно найти на кресте».

английскому аскету Гулиельму и Антонию из Ниццы

«Церковь находится ныне в такой нужде, что нужно отказаться от самого себя, чтобы ей помочь. Когда видишь, что ей можно оказать пользу, нельзя стоять в стороне и говорить: «Я не сохраню там своего покоя». Теперь будет ясно, действительно ли вы прониклись желанием церковной реформы, ибо если это так, вы выйдете из своего леса и выступите на поле сражения».

______________________________

В Рокке, замке могущественных Салимбени, ей пришлось, кроме умиротворения распрей, хлопотать о прекращении какой-то семейной драмы. Дело это так затянулось, что близкие к ней лица начали беспокоиться и звать ее в Сиену. Даже синьория сиенская поддалась наговорам и, заподозрив, что Екатерина может перейти на сторону дворян, противников республики, потребовала ее возвращения в Сиену. Своей матери Екатерина кротко отписывала:

(2-й перевод)

«Если бы вы знали, в чем дело, вы сами бы мне приказали остаться. Я здесь для того, чтобы предотвратить большой соблазн, если только это будет мне по силам».

Знакомых своих она укоряла за их малодушное недоверие к ней, заявляя им, что она доведет до конца начатое ею благое дело, несмотря ни на что:

«Нравится ли то лукавому или нет, я буду стараться посвятить жизнь чести Божией и спасению души, во всем свете и в особенности в моем родном городе. Очень стыдно гражданам Сиены думать и воображать, что мы сидим здесь, чтобы заключать договоры для пользы владений Салимбени или каких-нибудь иных родов».

В особенности же замечателен ответ убежденной в своем призвании девушки правительственной синьории:

«Дорогие братья и светские синьоры во Христе! Я, Екатерина, рабыня рабов Иисуса Христа, пишу вам в мысли о драгоценной крови Его, с желанием видеть в вас мужественных людей, а не трусливых правителей, как собственного мира, так и мира, порученного вам. Я того мнения, что рабский страх лишает сердце свободы и благородства и не дает нам жить и действовать как разумным людям, но уподобляет нас животным. Ибо рабский страх происходит и вытекает из себялюбия, и как опасно себялюбие, это мы видим и на правителях, и на подданных, и на монахах, и на мирянах и на всякого рода людях».

Описав, к чему ведет этот рабский страх подданных и правителей, Екатерина напоминает, что такого рода страх был причиной смерти Христа, ибо Пилат предал Его, опасаясь потерять свою власть. Она желает своим синьорам истинного страха Божия, который побуждает скорее избрать смерть, чем поступить несправедливо по отношению к Богу или ближнему.

Отвечая на письмо синьоров, она благодарила их за любовь к согражданам, о мире которых они пекутся, и за участие к ней, недостойной того, чтобы они требовали ее возвращения.

«Я же, насколько мне поможет дух святой, склоню голову в повиновении вам, всегда ставя волю Божию выше воли человеческой. Поэтому я не вижу, чтобы я могла сейчас вернуться к вам ввиду дела, которое мне нужно исполнить в интересах монастыря св. Агнессы и для того, чтобы заключить мировую между племянниками мессира Спинелло и сыновьями Лоренцо, о которой вы уже давно и безуспешно ведете переговоры. Поэтому я бы не желала, чтобы она не состоялась вследствие моего нерадения и отъезда… я поспешу, однако, возвратиться, как только будет можно, если Господь будет милостив. Будьте только, как и все прочие, терпеливы и не допускайте в себе мыслей, идущих от лукавого».

Флорентийской синьории по поводу её конфликта с папой:

«Я пламенно желаю,  видеть вас истинными сыновьями, а не мятежниками против отца вашего, не нарушителями завета мира, а исполнителями его, связанными узами горячей любви. Вы хорошо знаете, что Христос оставил на земле наместника своего для спасения душ наших, ибо ни в чем ином не можем мы найти спасения, как в мистическом теле св. церкви, глава которой — Христос, мы же — ее члены. И кто будет непослушен Христу на земле (папе), который занимает место Христа небесного, тот не будет иметь доступа к крови, пролитой Сыном Божиим».

«Итак, вы видите, дорогие дети мои, что тот, кто восстает против св. церкви, как загноившийся член ее, и против отца нашего, Христа на земле, тот впал в оковы смерти, ибо все, что мы оказываем ему, то оказываем небесному Христу, будь то почет или оскорбление». «Мало поможет такому сила человеческая, если сила божественная не за него. Увы, напрасно утруждается тот, кто стережет город, если Господь его не хранит. Если же Господь в войне с вами за обиду, вами нанесенную отцу нашему и наместнику своему, то вы, потеряв Его покровительство, лишились вашего могущества. Правда, много таких, которые не думают этим оскорблять Господа, но еще полагают принести Ему угодную жертву, преследуя церковь и пастырей ее и говоря в свое оправдание: «Они дурные люди и делают всякого рода зло». А я вам говорю, что Господь желает и повелел так, что хотя бы пастыри церкви и земной Христос были воплощенные дьяволы, то им нужно подчиняться не ради них, но из повиновения Господу и Его наместнику. Вы знаете, что сын никогда не бывает прав против отца, хотя бы дурного, и переносит обиды от него по его произволу, ибо так велико благодеяние жизни, которым он обязан отцу, что ничем он не может отплатить свой долг. Подумайте же: благодеяние благодати, которую мы получаем от церкви, так велико, что никакой почет и никакое деяние с нашей стороны не могут быть достаточны для возмещения этого долга».

друзьям в Сиене:

«О, сыны мои дорогие! Господь услышал крик и голос рабов своих, которые так долго взывали перед лицом Его и так долго оглашали мир скорбью над мертвыми Его сынами. Но теперь они воскресли, от смерти вернулись к жизни и от слепоты к свету. О, дорогие сыны мои, хромые грядут, немые говорят, глухие слышат, слепые видят и громким голосом взывают: мир! мир! мир! С великой радостью видим мы, как блудные сыны возвратились к повиновению и милости Отца, и души их умиротворились. Как люди, начинающие прозревать, они возглашают: теперь благодарим Тебя, Господи, за то, что Ты помирил нас с нашим святым отцом. Снова называют они святым милого агнца земного Христа, прежде же звали его еретиком и патарянином. Они признают его снова отцом, а прежде его отвергали. Я не удивляюсь этому, ибо туман спал, и небо разъяснилось. Радуйтесь, радуйтесь, дорогие сыны мои, со сладкими слезами благодарности к великому и вечному Отцу!»

непонятно кому

1-й перевод

(П. 371)

Боже вечный, прими в жертву мою жизнь в сем мистическом Теле – Св. Церкви. Мне нечего дать, кроме того, что Ты дал мне. Возьми же мое сердце и выжми его над лицом Своей Невесты.

__________

Жене знакомого портного:

(источник — Кенигсбергер Гельмут. Средневековая Европа. 400-1500 годы)

Если ты можешь находить время для молитвы, то я прошу тебя сделать это. Относись с любовью и милосердием ко всем разумным созданиям. Ещё я прошу тебя, не постись иначе как по дням, установленным святой церковью, и только если можешь делать это. Но если ты совсем не можешь поститься, оставь это… Когда пройдёт жаркое лето, ты можешь поститься также в дни, посвящённые Святой Деве, если только ты сможешь соблюдать их, но не чаще… Старайся взращивать в себе святые устремления, а о прочем не заботься.

Алессе деи Сарачини:

(без источника, из интернета)

«Сделай для себя два дома, дочь моя. Один дом пусть будет твоя келья, так чтобы ты не бегала по разным местам, разве что по необходимости, или из послушания аббатисе, или ради милосердия к ближнему; и другой дом пусть будет твоя духовная келья, в которой ты должна пребывать всегда, где бы ты ни находилась – это келья истинного самопознания, в которой ты будешь обретать внутри себя познание благости Божией».

____________________________

О последнем периоде своей жизни накануне смерти

1-й перевод
(П. 373).

“Когда наступает час третий, я встаю от богослужения и вы могли бы видеть, как мертвая идет в собор св. Петра; и я вновь вхожу работать в лодку Святой Церкви. Там я остаюсь почти до вечерни, и оттуда мне не хотелось бы выходить ни днем, ни ночью, пока я не увижу этот народ крепко утвержденным с Отцом его. Мое тело пребывает без какой-либо еды, даже без капельки воды, и терзаемо такими телесными муками, которых я никогда не испытывала, так что жизнь моя едва теплится в нем.

Не знаю, что Божественная благость пожелает сделать со мной, но что касается телесного чувства, мне кажется, что сейчас я должна укрепить его новым мученичеством в сладости души моей, то есть в Святой Церкви; потом, быть может. Он воскресит меня вместе с Собой, положив конец моему недостоинству и распятым желаниям… Я молилась и молю Его милосердие, чтобы Он сотворил волю Свою во мне…”

_________
Молитвы (отрывки):

(1-й перевод)

Молитва III

“Вечный Боже, благоволи… чтобы наместник Твой не следовал советам плоти и… чтобы он не страшился никаких препятствий. Если его нерешимость, о вечная Любовь, неугодна Тебе, накажи за нее мое тело, которое я приношу и предаю тебе в жертву”

______________

«Книга божественной доктрины» («Диалог о божественном провидении»)

* * *

отрывок (источник: Тони Лейн. Христианские мыслители. СПб, «Мирт», 1997. С. 137-139.)

[Бог Катерине:] Слушай внимательно всем разумом своим. Чтобы любить Меня совершенно необходимы три вещи. Во-первых, необходимо очистить и исправить волю в ее временных порывах любви и телесных привязанностях, чтобы не любить ничего преходящего и исчезающего, а только ради Меня. Важно не любить Меня ради себя или не любить ближнего ради себя, полюбить Меня ради Меня, и себя ради Меня, и ближнего ради Меня. Божественная любовь не может делиться местом с любой земной любовью, и тебе не хватает совершенства, и ты согрешила в Моей любви до такой степени, что преходящие вещи отвлекли тебя от нее…

Во-вторых, когда достигнешь первой ступени, ты сможешь перейти ко второй, требующей большего совершенства. Возьми честь Мою и славу Мою как единственную цель своих мыслей, своих поступков и всего того, что ты делаешь.

В-третьих, если сделаешь ты сейчас то, что Я скажу тебе, то достигнешь высшего совершенства и не будет в тебе ничего недостающего. Это достижение горячо желаемого и упорно добивающегося расположения души, в котором ты настолько близко соединена со Мной и воля твоя настолько подчинена Моей совершенной воле, что ты не только не пожелаешь никакого зла, но даже не пожелаешь и никакого блага, которого не пожелаю Я.

* * *

источник: Даршан с Посланником Элизабет Клэр Профет. «Священный Труд»

«Корень благоразумия – это реальное знание себя и Моей добродетели, благодаря чему душа немедленно и благоразумно воздает каждому должное. Прежде всего Мне ей следовало бы возносить молитвы, и славить Мое имя, и благодарить Меня за милости и дары, которые она видит и знает, что получены они от Меня. На свой счет душа относит то, что заслужено, зная, что она даже не существует сама по себе, и только благодаря Мне существует она и благодаря Мне все милости, которые она получила от Меня. Дерево любви питает себя смирением, давая побеги истинного благоразумия. Это дерево, столь заботливо посаженное, выпускает благоуханные бутоны добродетели, источающие великое разнообразие ароматов, в той мере, в какой душа приносит плод милосердия и пользы ближним в соответствии с усердием тех, кто пришел получить плоды от слуг Моих. А Мне она отдает сладчайший аромат Славы и хвалы Моему имени и тем выполняет цель своего сотворения».

* * *

Источник: http://diakonia.narod.ru/lib/0121.htm#163b

«Все исходит от любви, все устроено ко спасению человека, что Бог ни делает — все ради этого» (Диалоги 4, 13.)

Подвижники: Избранные жизнеописания и труды: Кн. 1: Краткие описания подвижнической жизни великих тружеников духа: св. Антония Великого, св. Франциска Ассизского, св. Екатерины Сиенской и др. Изд. 2-е, перераб., доп.

Реклама

Single Post Navigation

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: